Денитрификация дымовых газов

Как прикрываются экономические интересы околоэкологическими идеями#&*
Углекислый газ в проектах нормативов предельно допустимых выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух не принимается в расчёты, так как это вещество не нормируется. Соответственно по нему не вносится плата за негативное воздействие на окружающую среду.
Диоксид углерода относится к парниковым газам, следить за выбросами которых обязывает приказ Минприроды №300 от 30 июня 2015 года. Объёмы эмиссии этого газа считается по методике. Форма и дата сдачи сведений (отчёта) о выбросах парниковых газов на данный момент неизвестна. Также обязанности по предоставлению сведений (отчёта) о выбросах парниковых газов в какой-либо государственный орган в настоящее время не установлены.
Напомним, что Россия ратифицировала Киотский протокол об изменении климата в 2004 году и принялась сокращать или стабилизировать уровень эмиссии парниковых газов.
Но сам парниковый эффект газов (СO2, CH4 и т.д.) вызывает множество сомнений, по большей части из-за того, что в природе отсутствует плотный экран парниковых газов, а температура по исследованиям в Антарктиде и в Гренландии на земле менялась постоянно.
В 2016 году Россия подписала Парижское соглашение по климату, которое должно прийти на смену Киотскому протоколу после 2020 года. По итогам конференции Россия взяла на себя обязательства по снижению к 2030 г. объемов выбросов парниковых газов на 30%. В международном сообществе уже обсуждается внедрение платы за выбросы СО2. К плате относят налог непосредственно на такие выбросы, отдельные налоги на потребление энергии (прежде всего, акцизы) и цены на выбросы СО2 в системах торговли квотами на данные выбросы. Системы торговли квотами на выбросы существуют уже в странах ЕС, США, Китае, Канаде, Японии, Швейцарии, Корее и Новой Зеландии.
Технологии улавливания и захоронения парниковых газов находятся в стадии разработки и дороги для использования.
Введение углеродного сбора повысит нагрузку на энергетические предприятия и приведет к значительному росту цен на электроэнергию. Поэтому борьба за климат превратилась в инструмент лоббизма экономических интересов.